Deprecated: Хук elementor/widgets/widgets_registered с версии 3.5.0 считается устаревшим! Используйте elementor/widgets/register. in /var/www/barkultb/data/www/bfc.rcbs-bar.by/wp-includes/functions.php on line 5758

Deprecated: Функция Elementor\Widgets_Manager::register_widget_type с версии 3.5.0 считается устаревшей! Используйте register. in /var/www/barkultb/data/www/bfc.rcbs-bar.by/wp-includes/functions.php on line 5383

Deprecated: Функция Elementor\Widgets_Manager::register_widget_type с версии 3.5.0 считается устаревшей! Используйте register. in /var/www/barkultb/data/www/bfc.rcbs-bar.by/wp-includes/functions.php on line 5383
Концлагеря не выдавали справок | Базы данных ГУК "Барановичская РЦБС"

Концлагеря не выдавали справок

Е. Береснева

 

КОНЦЛАГЕРЯ НЕ ВЫДАВАЛИ СПРАВОК…
(очерк о малолетней узнице немецко-фашистских концлагерей Валентине Якушенко)

ПИСЬМО в ШТОККЕРАУ

Дорогие мои друзья-побратимы – Леопольд, Хермина, Эльфи, Татьяна, здравствуйте!

Я обращаюсь к вам как к родным и очень хочу поблагодарить вас за вашу заботу обо мне во время моего пребывания в Штоккерау.

Я буду вечно помнить тот день, когда мы прибыли на место вблизи г. Кремса, где был расположен шталаг XYIIB, в застенках которого проходило мое детство.

| Я поклонилась той земле и горько заплакала, а вместе со мной плакали Хермина, Эльфи и прибывшие со мной бывшие узники Янина, Анна, Михаил. Это сочувствие я никогда не смогу забыть. Я взяла земли с собой, и сохраню ее как память о прошлом.

Я низко кланяюсь вам, Лео, Хермина, Эльфи и всем остальным за сострадание, за то, что ни на миг не оставляли нас. Чтобы согреть нас своим теплом и вниманием, Леопольд даже оставил свою работу. А когда мы, бывшие узники, Янина, Анна и Михаил приехали в другой концлагерь – Соленау – Лео переживал и помогал найти могилы моих близких, оставшихся навечно в австрийской земле. Низко поклонившись земле, где покоится прах моих родных, горько поплакав, я поставила свечи и взяла земли, которую по приезду в Барановичи отнесла на могилы своей матери и сестры, которые тоже были со мной в этом концлагере. Этим я соединила их.

Огромное спасибо всем вам за заботу о нас, пищу, уют. Всю дорогу в вагоне мы только и говорили о вашей доброте к нам. Ею вы согрели наши сердца в те скорбные для нас дни, пройдя с нами по местам прошлых лет, где в холоде, голоде и муках прошло наше детство.

Поздравляю вас всех – Лео, Хермину, Эльфи, Полди, Татьяну, Пуму и ее соседей с великим торжеством – столетием Штоккерау. Желаю крепкого здоровья, радостей, успехов в труде и семейного счастья.

Храни вас Господь на всем вашем жизненном пути.

С уважением к вам Валентина Якушенко.

ПОЧЕМУ ГЕРОИНЯ ПЛАЧЕТ

Когда дочитывала мне последние строки своего письма в Штоккерау, Валентина Дмитриевна Якушенко, разволновалась, заплакала. Такое бывает с ней всегда, когда она вспоминает о своем горьком детстве. Историю ее жизни я внимательно выслушала до конца. И ничем не могла утешить. От ее рассказа и у меня навернулись слезы. Не дай бог кому-нибудь пройти в своей жизни через такие испытания…

Я попросила у Валентины Дмитриевны это письмо, в котором вкратце уже изложено то, о чем я хочу поведать читателям нашей газеты: недавно в Австрии побывала группа бывших несовершеннолетних узников фашизма. Через много-много лет после того, как они чудом выжили в застенках концлагерей Кремс, Маутхаузен, Данциг, Соленау…

ЖАВОРОНКОВЫ ЖИЛИ В ПОЛЯНКЕ

До 22 августа 1943 года Валентина Дмитриевна Якушенко, в девичестве Жаворонкова, жила в Калужской области в деревне с красивым названием Полянка. Еще до войны умер ее отец Дмитрий Ефимович, кузнечных дел мастер, мостостроитель. У матери, Марии Петровны, осталось семеро детей. От болезней и довоенного голода умерли братья Валентины Дмитриевны восьмилетний Иван и двадцатидвухлетний Александр. В 1929 году мать вступила в колхоз. Тяжело жилось в те времена большой семье, оставшейся без кормильца. Но самые большие испытания выпали на ее судьбу позже.

Уже 3 октября 1941 года в Полянку вошли оккупанты. На плохом счету у фашистов оказалась эта деревня: здесь не было дома, который бы не имел связи с партизанами. В семье Жаворонковых взрослых кроме матери не было. Но они отрывали от себя последние крохи. Мать пекла хлеб, а дети носили его партизанам.

…И вот настал тот страшный день 22 августа 1943 года. Немцы отступали. Полянке они уготовили судьбу Хатыни за связь ее жителей с партизанами. Деревню сожгли дотла. Но благодаря старосте каким-то чудом людей оставили в живых. Их насильственно угнали в концлагеря.

До Рославля Смоленской области всех гнали пешком под конвоем. Этот сортировочный пункт стал первым концлагерем, в котором побывали Мария Петровна и ее дети Константин, Анна, Антонина, Екатерина с двумя детьми и девятилетняя Валентина.

Оттуда, из Рославля, начались чудовищные “странствования” семьи Жаворонковых по концлагерям: Лесная Барановичского района, Ченстохов, Варшава, Лодзь, Соленау…

До конца войны оставалось почти два года. Гигантской немецкой военной машине требовалась в огромном количестве рабочая сила. В концлагерь Соленау привозили с фронта разбитые немецкие самолеты, а детей-узников заставляли их разбирать, а затем грузить разобранные части в вагоны. Невольников почти не кормили, нещадно били. От постоянного голода исчезал страх перед смертью, которая была рядом с каждым 24 часа в сутки.

Для того, чтобы охране было удобней, детей загоняли на работу в ангары. Но, без времени повзрослевшие, они продолжали оставаться детьми. Однажды Валентина с подружкой из любопытства залезли в кабину самолета. Нечаянно нажали на что-то, и захлопнулся люк. Испугались, стали нажимать на все кнопки подряд, а люк не открывался… Через 2 часа охранник не досчитался двоих. Увидев девчонок в захлопнутой кабине самолета, он начал бить, стучать, но заржавевший люк долго не поддавался. За такую провинность узники могли лишиться жизни, и напуганные девчонки были уверены, что так оно и будет. Как только их достали из кабины озверевший охранник их тут же избил.

СОЛЕНАУ. ГОД 1993-й

Через 49 лет Валентина Дмитриевна Якушенко вновь побывала на месте этого чудовищного концлагеря.

О прошлом здесь напоминают сохранившаяся железная дорога и бункер, в котором сидели фашистские охранники.

Когда Валентина Дмитриевна вспоминает о пережитом, содрогается душа. 12 марта 1944 года здесь, в концлагере, у ее сестры Екатерины родилась дочь. Но от голода и бомбежек погибли сестра Аня и дети Екатерины – Надюша пяти лет и восьмилетний Володя.

Здесь, в австрийской земле, навеки остался прах умерших близких родственников Валентины Дмитриевны Якушенко. Приехав сюда, ей очень хотелось найти их могилку.

Сколько лет прошло! Как разыскать это место? В поисках помогал Леопольд Рихентцки, бургомистр Штоккерау. Искали долго. Наконец в Блюмау удалось найти запомнившийся ориентир – небольшую часовенку.  Вот оно – кладбище. Обойдя его, нашли место у стены, похожее на то, где похоронили детей и Анну. Поклонившись земле, Валентина Дмитриевна положила на едва заметные холмики хлеб и зажгла свечи. И вдруг! Надюша, Володя и Аня встали перед ее глазами. За столько лет из памяти уже почти стерлись их лица. Но вот они, стоят, точно живые. И Валентина Дмитриевна поняла, что здесь или где-то рядом их могила. На этом месте она взяла землю, которую, приехав в Барановичи, положила на могилы своей сестры и матери.

Бывшие узники, приехавшие в Австрию, М.Ф. Страхов, А.Г. Анкудинова, Я.Ф. Демьянец, В.Д. Якушенко и австрийские друзья камнями огородили могилки и выложили из камней православный крест.

ШТАЛАГ XYIIB

В Австрии дорого ценят каждый кусок земли. На месте концлагеря Гнексендорф, расположенного вблизи Кремса, сейчас распаханы поля, о том, что здесь было, напоминает лишь памятник, поставленный после войны французами, и несколько крестов.

– Смотри, Анна, – сказала Валентина Дмитриевна Анкудиновой, – на памятнике цифры, точно такие, как в моих документах. Прочти, пожалуйста.

Так узнала В.Д. Якушенко, что стоит на земле, где был последний концлагерь в ее жизни.

В Гнексендорф из Соленау узников гнали через Альпы. Дали каждому двухколесную тележку, в которой были личные вещи и груз охранников. Спали прямо на снегу, подстелив еловые ветви. Воду пили из канав. Переход через Альпы многим узникам стоил жизни.

Сейчас в тех местах зимний курорт. Через много-много лет Валентина Дмитриевна проехала на канатной дороге над теми местами, по которым ее гнали под конвоем…

В концлагере Гнексендорф пришло к Жаворонковым освобождение.

ДЕНЬ ПОБЕДЫ

Фашистская Германия капитулировала. Но узники Гнексендорфа об этом еще не знали. За несколько дней до победы были ужасные бомбежки. То с одной, то с другой стороны лагеря раздавались взрывы. Трое суток узников вообще не кормили. В лагере не было даже воды. В эти дни удалось выжить лишь благодаря американским пленным, бросавшим детям через ограждение яичный порошок в банках. Охранников не было видно, и 7 мая мужчины попытались прорваться к воротам. Но их тут же расстреляли. В голоде и неведении прошли еще два тяжелых дня. Выбора не было: еще немного – и голодная смерть. Изможденные люди опять пошли к воротам. И на сей раз удалось их открыть. Охраны в лагере уже не было. Прижавшись друг к другу, узники направились в сторону незнакомого населенного пункта. В лесу нашли оставленную фашистами большую армейскую палатку. В ней был хлеб. Много хлеба. Наевшись, каждый попытался взять хлеба с собой. Но обессилевшие люди много унести не могли. Стали двигаться дальше. Подошли к деревне Гнексендорф. Из зарешеченных окон каменных домов на них смотрели глаза местных жителей. Но никто из домов не выходил. Вдруг раздался шум моторов. Узники сжались в единый комок. Появились танки. Советские танки! Пришло освобождение. Но запуганные люди боялись. Они еще долго не могли поверить в то, что их не будут бить. Узников вернули в лагерь, накормили, помыли. На следующий день взрослых мужчин через полевой военкомат забрали в армию. Так попал в армию Константин Жаворонков. Остальным дали сопровождающего и на лошадях отправили сначала в Чехословакию, а затем на поездах на Родину.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

В июле 1945 года семья Жаворонковых вернулась в свою Полянку. Но возвращаться было некуда. Деревня сгорела полностью. Люди начали строить землянки. А семье Жаворонковых разрешили поселиться в соседней деревне Мужиково в дедушкином доме, где к тому времени размещался сельсовет.

В августе началась уборка. Помогать крестьянам приехали военнослужащие. Так свела судьба сестру Валентины Дмитриевны Антонину с Иваном Филипповичем Сухоруковым. Вскорости Иван Филиппович, участник Сталинградской битвы, 8 раз раненый и контуженный, был демобилизован из армии. Сухоруковы переехали на жительство в Барановичи, в освобождении которых участвовал и Иван Филиппович. Сухоруков устроился на работу в милицию. А в апреле 1946 года к ним в Барановичи переехали все остальные Жаворонковы.

Чтобы как-то прожить, 12-летняя Валентина с матерью стирали белье в воинской части. За суп и кашу.

До войны Валентина успела закончить 4 класса. В Барановичах экстерном закончила пятый, а затем пошла учиться в вечернюю школу и работать. Ей было 12 лет. На работу никуда не принимали. Тогда пошли они с подружкой на почту. Там вроде бы берут, но нужна справка, что тебе 16. Они с подружкой – к врачу.

–  Доктор, напишите нам справки, что нам по 16.

– А что же вы такие маленькие?

– А мы в концлагере были, нас не кормили, мы не выросли…

В муках прошло детство, в трудах и заботах — молодость.

Валентина выросла, окрепла, стала заниматься спортом. В 1951 году вышла замуж за военнослужащего Александра Якушенко, в прошлом узника концлагеря Штрагоф. Валентина работала начальником почтового отделения деревни Павлиново. Увлечение спортом неожиданно изменило ее жизнь. Однажды командир части, в которой служил муж Валентины Дмитриевны, попросил ее выступить на армейских соревнованиях. Она победила на соревнованиях части, поехала на окружные, затем на всесоюзные. Командир предложит ей работать в части. И выделил молодой семье квартиру в бараке.

На работу в воинскую часть ее приняли сначала бухгалтером, затем перевели на телеграф. Из-за ее прошлого долго не приходил допуск к работе с секретными документами. Допуск она получила лишь в 1961 году, и была переведена на работу в секретный отдел, где и проработала до пенсии. В 1979 году умер муж. Из-за того, что над ним в концлагере фашистские врачи проводили псевдомедицинские опыты, у них не было детей. В 1958 году умер муж Антонины, а в 1978-м умерла и Антонина. Троим осиротевшим детям заменила мать Валентина Дмитриевна.

БЕЗ БУМАЖКИ НЕ ПОВЕРЯТ

Шло время. На свет появилось постановление о льготах несовершеннолетним узникам фашизма. И В.Д. Якушенко обратилась в горсобес. Удостоверение Валентине Дмитриевне долгое время не выдавали. Справку, полученную по возвращении из плена, еще в послевоенное время она сдала в КГБ. И, поди сейчас, найди ее. Не находил в горсобесе понимания тот факт, что после войны она работала заведующей секретным делопроизводством в воинской части, стало быть ее биографию проверяли соответствующие органы и то, что она была несовершеннолетней узницей, В очень непростой ситуации оказалась дочь ее сестры Екатерины Анна, родившаяся в концлагере Соленау. Вполне естественно, что слуги вермахта не выдали свидетельство о рождении. А после возвращения домой ее зарегистрировали как родившуюся в 1944 году в Калужской области. Но есть справка о том, что мать Анны Екатерина была в это время в Соленау. Живет сейчас Анна в Феодосии. Идет переписка: справки, отказы…

Нетрудно догадаться, какое может быть здоровье у племянницы Валентины Дмитриевны, родившейся в концлагере, вскормленной молоком голодной матери. Валентина Дмитриевна время от времени, когда хватает сил, борется за восстановление справедливости. Им, людям, прожившим всю жизнь в беде, не имеющим никаких сбережений, привыкшим ценить кусок хлеба, очень нужны те мизерные льготы, которые дает государство несовершеннолетним узникам фашизма.

Кроме Валентины Дмитриевны об Анне позаботиться некому: её мать находится в преклонном возрасте, а отец погиб еще во время войны, на фронте.

Чтобы не забывалось пережитое, всю жизнь Валентина Дмитриевна ведет дневник. Вела дневник она и в концлагерях. Но вот беда, сгинул он в жизненной кутерьме. Да и кто мог подумать, что сейчас он оказался бы бесценным документом.

ВРАГИ? ДРУЗЬЯ?

После приезда из Штоккерау у Валентины Дмитриевны спросили: кто же они, сегодняшнее поколение австрийцев? Друзья, сказала она.

В Штоккерау четверых бывших узников фашизма осмотрели врачи, сделали анализ крови. Леопольд Рихентцки принимал их в бургомистрате и у себя дома. Их возили по местам бывших заключений. Австрийцы показали им Альпы и Вену. Жители города-побратима вместе с ними плакали, когда бывшие узники вспоминали те времена, когда судьба впервые привела их в Австрию.

А по возвращении домой в Барановичи произошел с Валентиной Дмитриевной ужасный случай. В автобусе у нее похитили сумочку с документами. И в тот же день вернули… За бутылку водки.

ВАС ПОЙМУТ, ВАЛЕНТИНА ДМИТРИЕВНА

Вот и подошел к концу рассказ о сложной человеческой судьбе. На встречу с журналистом Валентина Дмитриевна Якушенко согласилась охотно. Но в конце нашего разговор я поняла, что для нее важно не то, что о ней напишут в газете, ей просто хочется кому-то рассказать о своей боли. Она очень просила меня не писать много, опасаясь того, что многие люди ее не поймут.

Дорогая Валентина Дмитриевна, я конечно же не могу оградить Вас от того нехорошего, что существует в нашей жизни. Но лично я Вам глубоко сочувствую и сопереживаю. И уверена, что вместе со мной все те, кто еще достоин называться человеком.

Береснева, Е. Концлагеря справок не выдавали… : очерк о малолетней узнице немецко-фашистских концлагерей / Е. Береснева // Наш край. — 1993. — 4 сентября (№106). — С. 1 — 2.

Яндекс.Метрика